Я помню, как внимательно слушала презентацию о ходе редизайна, прикусив язык и пытаясь придержать комментарии до конца. Я была застенчива, все еще чувствовала себя новичком, и боролась с тяжелой формой синдрома самозванца. Наверное, это был, глупый вопрос. Я не должна была его задавать.

Проще сказать, чем сделать. Я ощущала, как этот вопрос буквально пронизывал каждую клетку моего существа, отражался в сознании, пока не стал моей единственной мыслью.

«Вы использовали в этом проекте чью-нибудь точку зрения, кроме своей? Вы понимаете насколько такой подход может быть ограниченным?»

Примерно секунды на три я почувствовала облегчение, потому что кто-то задал этот вопрос, прежде чем поняла, что это я его задала. Шесть человек повернулись, чтобы посмотреть на меня с любопытством. Тогда женщина, которая выглядела оскорбленной, заговорила. Она много говорила, но суть ее ответа заключалась в том, что значит быть дизайнером.

«Дизайн – это поставить себя на место своего пользователя… вот что значит быть дизайнером. Дизайн ориентированный на пользователя».

Немного контекста – эта команда, состоящая из 6 белых дизайнеров, работала над решением одной из самых важных задач нашей эпохи: редизайн онлайн-иммиграционной системы. То есть редизайн процесса, через который люди проходят, чтобы стать гражданами США. Следовательно, это жизненно важный процесс, который может повлиять на чью-либо способность быть успешными в этом мире.

Кто их пользователи? Испуганные, не говорящие по-английски иммигранты, которые всё поставили на карту; семьи, которые не знают разницы между тестом на юзабилити и допросом. В основном не белокожие люди. В основном говорящие по-испански. И многие напуганы историями о разделении семей, депортации и разорении. Мне не нужно напоминать вам о демографических данных дизайнеров, сидящих в комнате.

Как эта группа могла поверить, что идея дизайна, ориентированного на человека, была достаточной квалификацией для того, чтобы они могли создавать дизайн для людей, чья демография так далека от их собственного опыта, по крайней мере, не признавая этот огромный разрыв?

Особенно для людей, чья судьба зависела от этого?

#ffffff привилегия

Мы, дизайнеры, сталкиваемся с необходимостью понять большинство своих пользователей. Но как насчет тех, кто не попадает это в большинство? Тех, от кого наш богатый образ жизни защищает нас?

Как насчет одинокой мамы троих детей из Индианы, которая работает на двух работах, чтобы свести концы с концами, которой просто нужно приложение со списком дел, к которому она может получить доступ на ходу? Или молодой чернокожий парень в Сэнфорде не решается надеть худи, которую продает ваш сайт после того, как он увидел, что случилось с Трейвоном Мартином? Или, может быть, девушка с дислексией из Эль-Пасо, штат Техас, которая проводит вечера после школы, пытаясь выучить английский на веб-сайте, который вы разработали? Эти пользователи часто (и несправедливо) несут бремя использования продукта, который никогда не проектировался для них.

Переосмысление дизайна, ориентированного на человека
1 + 1 = 3

К счастью для них, вы, дизайнер, готовый решить эти проблемы и чертовски сочувствовать им. Вы, как и большинство дизайнеров, белый, часто проводите удаленное тестирование и зачастую слишком оторваны от среды, из-за чего пользователь в первую очередь нуждается в вашем продукте, чтобы понять его. Ваш стерильный шаблонный тест юзабилити готов, и вы начинаете проверять показатели успешности задач, скорость выполнения и общее понимание.

Если маргинальные пользователи, которых я упоминала выше, даже пройдут тест юзабилити – что они часто не делают – тогда вы говорите себе, что все в порядке, что они колебались, не понимали, свайпали вместо прокрутки и пропустили призыв к действию, который ваша команда тщательно спроектировала.

У каждого теста есть свои резко выделяющиеся значения. И они не имеют значения. Верно?

Почему все это важно

Это важно, потому что недавнее исследование показало, что американцы тратят в среднем 10 часов в день, глядя на экран. Это важно, потому что, мы, дизайнеры, являемся архитекторами опыта, который очень важен. Мы видим это у детей, которые учатся свайпать, щипать и скроллить, прежде чем они научатся переворачивать страницы в реальной книге. Мы видим это на примере пользователей, которые забывают ощущение, когда вы берете ручку, чтобы написать, и никогда не могут найти бумагу поблизости, чтобы записать идею (кому еще нужна бумага?). Мы видим это во время 13-секундной поездки в лифте, которая слишком мучительна, чтобы не уткнуться в свои пятидюймовые экраны, ради очередной дозы возбуждения, проверки и отвлечения.

Наши новые реалии вписываются в крошечные экраны и ноутбуки, наши эмоции сводятся к 30 вариациям сердечных эмодзи в iMessage, наше развлечение сводится к Netflix, наше общение сводится к Twitter, наши контакты сводятся к Facebook и т.д. Даже наша медитация, чтобы отдохнуть от всего этого, происходит в приложении Headspace. Дизайнеры буквально решают, как мы справляемся со всем, от горя до голода, и что люди решают с этим делать. Способы получения доступа к информации быстро меняются, но вместе с этим меняется то, как мы ее обрабатываем.

Переосмысление дизайна, ориентированного на человека
Буквально 30, лол

Таким образом, способность формировать этот опыт для остального мира есть неотъемлемая и неоспоримая сила и привилегия дизайна.

Это отлично сказано в статье Орхусского университета:

«… Дизайн – это акт силы или потенциальный акт силы; то есть то, как дизайн определяет человеческую деятельность, структуры, которые влияют на человеческую деятельность, и как сами проектируемые объекты стремятся к силе… проектирование (пере)настраивает деятельность через отношения между дизайнером, проектируемым объектом, людьми и контекстом… Осознавая это или нет, дизайнеры привносят ценности и системы убеждений в практику дизайна, основываясь на их положении в мире, и это влияет на дизайн определенным образом. Утверждение, что дизайнеры влияют на свой дизайн, не является спорным аргументом, но, когда дизайн намеренно взаимодействует с силой, социальными изменениями и политическими условиями, кажется, что дизайнеры критически оценивают свое влияние и позицию».

Переосмысление дизайна, ориентированного на человека

Женщина в моей истории использовала ориентированный на человека дизайн в качестве опоры, чтобы поддержать свои рассуждения о том, почему любой человек должен иметь возможность легко проектировать для чужого (совершенно другого) опыта. Она смогла сделать это, потому что дизайн ориентированный на пользователя основан на слове, которое дизайнеры, похоже, используют в наши дни все чаще и чаще: эмпатия. В крайнем случае, если вы считаете, что у вас достаточно эмпатии, то люди не слишком отличаются, то есть вы можете создавать дизайн для любого.

Вы могли бы создать дизайн даже для кого-то, о ком вы ничего не знаете, потому что исходное предположение, которым мы оперируем, заключается в том, что люди в основном одинаковы. И, как Dan напомнил мне сегодня. Мы все более или менее подвержены одним и тем же эргономическим и когнитивным ограничениям.

Но люди также принципиально разные. Проектирование общего опыта предполагает, что большая часть или даже весь опыт являются общими, хотя, они часто по своей сути различны. Хотя формулировки проблемы могут быть едиными: «Как мы улучшим наши города? Как мы можем увеличить производительность? Как сделать здравоохранение доступным?», мы по-разному воспринимаем решение этих проблем.

Переосмысление дизайна, ориентированного на человека
Человек в местном Wework потягивает латте за 5 долларов, ошеломленный бедностью

Учитывает ли ваше приложение, как разные культуры, религии и возрастные группы справляются с грустью и потерей? Ваше приложение для путешествий разработано с учетом советов по безопасности для женщин, путешествующих в одиночку? Есть ли в вашем приложении для заметок настройки для людей с нарушениями зрения или вместо этого может потребоваться запись голосовых заметок?

Или менее гипотетически – если распознавание лиц облегчает использование телефонов, распознает ли оно лица с более темными оттенками кожи? Когда выпускали камеру Nikon S630, предполагалось, что все восточноазиатские пользователи вместо того, чтобы улыбаться будут моргать? Когда Apple выпустила функцию измерения уровня кислорода в Apple Watch, почему они не работали с темнокожими или татуированными людьми? (Может ли это иметь какое-либо отношение к тому факту, что Apple тестирует свои продукты с командой управленцев, топ-10 из которых белые?)

Настоящая реализация ориентированных на человека методов дизайна гарантирует, что дизайнеры сосредоточены на том, как мы отличаемся, так же, как мы концентрируемся на том, насколько одинаковыми мы можем быть. Именно эти различия позволяют нам проектировать для каждого, ориентируясь на доступность, интернационализацию, различные уровни технической грамотности, социально-экономический статус, расу, пол, сексуальную ориентацию и многое другое.

Как это отразится на вас?

Переосмысление дизайна, ориентированного на человека
С ними?

Ответственность всех дизайнеров

Так вы можете создать дизайн для кого-то, кого вы не знаете? Вы можете, вы делаете, и вы будете это делать. Эта часть проектирования никогда не исчезнет. Это настоящая привилегия, мы должны быть в состоянии помочь облегчить жизнь людей. Но как сказал дядя Бен перед смертью, да упокоит Господь его душу:

С большой силой приходит и большая ответственность.

Зная, как мало мы знаем, на нас лежит ответственность постоянно заставлять себя быть интроспективными относительно того, как мы смотрим на мир, особенно на наших пользователей. Мы несем ответственность за решение проблем, которые нам поручили решить. Мы должны прежде всего признать, что наша точка зрения столь же ограничена, как и опыт, который нам был предоставлен.

Мы также обязаны потреблять информацию, которая ставит под сомнение то, во что мы верим, регулярно проверять как допущения, так и привилегии, которые формируют продукты, которые мы создаем каждый день, и встречать наших пользователей там, где они находятся.

Наша обязанность – активно искать «резко выделяющиеся значения», которые, по-видимому, сужают точки данных в метриках, определяющих нашу работу – точках данных, которые часто представляют целые группы населения, которые, кажется, никогда не становятся достаточно веской причиной для того, чтобы изменить дизайн.

Самое главное, что мы несем ответственность за создание различных команд, способных по-настоящему сопереживать и понимать маргинальных пользователей. Именно здесь будут внедряться изменения, и дизайн действительно станет не только ориентированным на человека, но и полностью ориентированным на человека.

Вот вам отрывок из блестящего эссе Брайан ЛаРосса о привилегиях дизайна:

Имеет значение за кем мы наблюдаем. Это важно, как мы мыслим. Это прокладывает курс через процесс проектирования, путь, который имеет последствия. Если мы только наблюдаем и представляем тех, кто похож на нас, то то, что мы называем эмпатией – это просто самоанализ. Большинство дизайнеров белые. Есть привилегированный уроборос клиентской эмпатии, который оставляет большинство других дизайнеров в стороне. Пробуждение к привилегиям часто оформляется как необратимый процесс – как кусание яблока. Но «пробуждение» не является постоянным состоянием для большинства из нас. Привилегия – это маковое поле. Невозможно наблюдать, как ваш собственный храп мешает другим спать. Тем не менее, мы обязаны раз за разом открывать глаза, обязательство смотреть инклюзивно (а не только внутренне), обязательство сопереживать всей аудитории и представлять их с осторожностью, а также обязательство быть чувствительным к маргинальным пользователям вокруг нас. Если нам не удастся взять на себя ответственность за выполнение этих базовых обязательств, то то, что мы разрабатываем, будет служить только для того, чтобы другие, подобные нам, спали.

«Мечтателям придется научиться бороться самим, чтобы понять, что поле для их Мечты, сцена, на которой они покрасили себя в белый цвет – это смертельное ложе для всех нас». – Та-Нехиси Коутс

Подписывайтесь на автора в Twitter и Medium.

Отдельное спасибо Dan Brown за фидбек и замечания!

Похожие записи

Каллиграфия и леттеринг для начинающих

Изучение каллиграфии – непростой процесс, но с правильными методическими материалами это может занять меньше времени, чем вы думаете.

Zeplin.io – способ подружить дизайнера и верстальщика

Zeplin – это новый и очень перспективный сервис, цель которого подружить и ускорить взаимодействие дизайнеров и других разработчиков. На данный момент сервис вышел с бета тестирования и уже его испытать в действии. Поддержка Sketch уже есть из коробки, а Photoshop появится немного позже.

Руководство дизайнера по DPI и PPI

Этот лонг-рид создан для продвинутых дизайнеров, которые хотят узнать больше о кросс DPI и кросс-платформенном дизайне с самых азов. Никакой сложной математики и нечитаемых графиков, только простые объяснения, разбитые на короткие разделы для лучшего понимания и быстрого применения в вашем дизайн-процессе.