headachecomix 800x440 - Когда плохой UX – это хорошо

Мой близкий друг, Деннис, является одним из редакторов и авторов журнала комиксов «Headache Comix». Пока он доступен только в печатном виде. Деннис попросил меня сделать сайт для их журнала, и я ответил да – почему бы и нет? Посетите сайт headachecomix.com, чтобы увидеть результат.

Редакция Headache Comix твердо знала, чего они хотят. К счастью для меня – ни дизайнера, ни UX-специалиста, они хотели то, что я называю антиэстетикой.

Несомненно, выражение антиэстетика – оксюморон, совсем как «когда плохой UX – это хорошо». Но здорово, что слова могут передавать информацию вне утверждений об объективной реальности.

Под антиэстетикой я подразумеваю, что они хотели, чтобы дизайн выглядел хорошо, но не слишком хорошо. Они хотели для сайта определенного настроения, и это настроение исключало «профессионализм».

Headache Comix хотели ощущения рандомности.

В настоящее время рынок пуст, но будет заполнен «материалами», вещами, которые они хотят продать, не разделяя их на категории. И почему? Отчасти потому, что у них нет «товаров». Но также потому, что такая рандомность, из-за отсутствия лучшего слова, отражает дух журнала.

Headache Comix хотели получить опыт, который не имеет ничего общего с тем, что мы, разработчики, обычно делаем при создании приложения.

Все, что они хотели – это текст, несколько картинок и несколько ссылок.

Headache Comix не хотели, по крайней мере, на этом этапе, интеграции с Paypal API или другой платежной системой. Они не хотели корзины покупок, формы для подписки, функции поиска или какой-либо иной функции профессионального сайта.

Деннис познакомился с Ником, когда жил в Камбодже и подрабатывал дизайнером. Одна из причин, по которой Ник остался в Камбодже – там дешево жить. Он может позволить себе жить там, не имея постоянной работы и подрабатывая в разных проектах.

Деннис и Ник были довольны результатом, так как считают, что я уловил суть проекта. И, насколько я понял, их целевая аудитория также довольна.

Создание сайта не заняло много времени. По сути весь сайт – это HTML и CSS-шаблон, который я заполняю с помощью Markdown. Все роуты (routes), кроме root, основаны на именах Markdown-файлов. Я использую Showdown.js для анализа Markdown и нескольких строк node.js, используя фреймворк Express, для создания бэкэнда.

Единственный фронтэнд JavaScript – это несколько строк для изменения класса пунктов меню на основе пути (URL), что делает пункт меню активным. Если он активен, фон окрашен в желтый цвет.

Мне понравилось работать над этим проектом.

Это не был стимулирующий проект с точки зрения программирования, мне не приходилось думать о том, как решать проблемы. Но это все еще было интересно.

В каком-то смысле этот проект изменил меня.

Думаю, одним из самых удивительных аспектов Интернета является то, что такие сайты, как Headache Comix, сосуществуют рядом с профессиональными сайтами, имеющими расширенные функции.

И Интернет не будет прежним, если хотя бы одна из категорий исчезнет.

Когда люди говорят о старом Интернете, как о Диком Западе, я говорю, что он никуда не делся. Его еще можно встретить в сети. Просто его сложнее найти.

Но, мне кажется, что эти сайты стоит найти.

Не из-за моего «великолепного» антиэстетического дизайна (хороший дизайнер и / или UX-специалист сделал бы его намного лучше меня). А из-за потрясающих комиксов, и фантастических обложек журналов, доступных в архиве. Потому что они любят искусство и любят делиться тем, что делают. И потому что это искренне. По крайней мере, меня это вдохновляет.

Интернет – это все еще Дикий Запад, если мы покинем большие города. И иногда нам следует их покидать.

Я считаю, что подобный контраст делает города и сельские районы Интернета намного интереснее.

Единственная разница между старым и современным Интернетом состоит в том, что иногда дикий Интернет бывает сложнее найти из-за инструментария поисковой системы Google.

Во всяком случае, эта ситуация напоминает мне о городе, в котором я живу.

Я живу здесь всего несколько лет, но за эти годы из города исчезает все больше и больше магазинов. Теперь они находятся в большом торговом центре за пределами города.

Я ненавижу ходить туда, у торговых центров нет души, и все магазины выглядит одинаково. Кроме того, там я чувствую себя в ловушке. Когда я хожу туда, я испытываю беспокойство, и никогда не помню, как найти магазин X, если мне нужно что-то купить.

Лично я скучаю по рандомности небольших магазинов. Я не встречал в торговом центре магазина обладающего индивидуальностью. И, если это чувство упустить, проданные вещи не будут восприниматься, как подлинные.

В большинстве случаев это нормально. Нас это не волнует, потому что мы идем туда покупать потребительские товары. Вещи, которые нам безразличны.

Преимущество нефизического пространства в Интернете заключается в том, как мало стоит покупка домена и размещение нескольких файлов. Насколько легко завести сайт, продающий вещи. Поэтому существуют такие сайты, как Headache Comix, где для подписки вам нужно было бы отправить письмо случайному человеку.

Я люблю просматривать книги на Amazon. Эта функция требует профессионального веб-сайта, и это замечательная функция. Но мне также нравятся любительские сайты, такие как Headache Comix.

Я думаю, что оба типа магазинов заслуживают места в Интернете.

Интернет был бы другим без таких сайтов, как Amazon и Headache Comix. Он должен быть одинаково профессиональным и любительским. Вот почему, мне кажется, что иногда плохой UX – это хорошо.

Иногда те эмоции (ассоциации и чувства), которые у нас возникают при встрече с плохим UX, в смысле ограниченного «юзабилити», имеют больше преимуществ, чем недостатков. Ведь UX – это куда больше, чем просто юзабилити. Иногда мы хотим, чтобы вещи были любительскими, потому что профессионализм уничтожил бы их. В других случаях нам нужен профессионализм и расширенные возможности такого сайта, как Amazon.

В одном письме Оскар Уайльд написал:

Искусство бесполезно, потому что его цель – лишь создавать настроение. В его задачу не входит ни поучать, ни как-либо влиять на поступки […] Произведение искусства бесполезно, как бесполезен цветок. Ведь цветок распускается ради собственного удовольствия. Мы получаем удовольствие в тот миг, когда любуемся им. И это всё, что можно сказать о нашем отношении к цветам. Конечно, кто-то может продать цветок, получив, таким образом, пользу от него, но это не имеет никакого отношения к цветку. Это не часть его сущности. Это случайность. Это неправильное использование.

В этом я согласен с Уайльдом. И я думаю, что эти слова отражают суть этого конкретного элемента UX.

Когда Сеть перестанет быть базаром, это будет означать, что она мертва. Но я не очень волнуюсь. Сеть создана для размещения, как мегаполисов, так и небольших таверн. И мы знаем, что это работает просто отлично.

Иногда я волнуюсь, но в конце концов, я всегда нахожу новые тексты, изображения, видео, музыку и способы взаимодействия, и я перестаю мыслить, как Хмур из «Серебряного кресла» К. С. Льюиса. И меня в равной мере поражают как площадки подобные Amazon, так и любительские сайты. Они обогащают друг друга.

Но иногда можно в некотором роде быть Хмуром: пессимизм бывает полезен, и пока человек, в конце концов, не теряет надежды, все хорошо, что хорошо кончается.

Свежие вакансии
                        Rightapplications Rightapplications UX дизайнер Офис Харьков
                        Emlid Emlid UX/UI Designer Офис Санкт-Петербург
                        Тинькофф Тинькофф Креативный веб-дизайнер Офис Москва
Все вакансии

Оригинал: herebeseaswines.net

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий
Похожие записи

Тренды UI/UX дизайна на 2020 год

Подборка основных трендов UI/UX дизайна, которые мы увидим в 2020 году

Паттерн нижней панели навигации на мобильных веб-сайтах, исследование

Гамбургер-меню? Есть ли лучшая альтернатива? В этой статье я попытаюсь рассмотреть эти вопросы

О Доне Нормане, вандализации UX и широком подходе к дизайну

Раньше UX-специалисты были универсалами, им нужно было одинаково следить и за дизайном, и за исследованиями. Это были части неразрывного процесса. Но эта парадигма была намеренно изменена