1 2 1160x620 - Чему может научится UX дизайнер у школы Баухаус?

Чему спустя сто лет UX может научиться у легендарной школы дизайна?

Компьютерные технологии и точность проектирования иногда рассматриваются как факторы, противоречащие творческому подходу или самовыражению. Точность науки и техники не дает простора для творческих изысканий. С другой стороны, высшей школе строительства и художественного конструирования Баухаус, удалось объединить науку, инженерию и новые методы производства. Знаменитая мебель из трубчатой ​​стали от Marcel Breuer была вдохновлена ​​новейшими производственными технологиями – она ​​придала Баухаусу идеальный образ простых и доступных продуктов, благодаря использованию стандартизированных компонентов и новейших технологий производства.

Чему может научится UX дизайнер у школы Баухаус?

Марсель Брёйер был еще учеником в Баухаусе, когда проектировал стул Wassily Chair, вдохновленный рамой велосипеда. Сам стул и вся работа Брёйера воплощают цель Баухауса – объединить искусство и промышленность. Изображение Kai ‘Oswald’ Seidler.

В этом году школе Баухаус исполнилось 100 лет, и новый Музей Баухауса в Дессау только что открыл свои двери. Если вы работаете в сфере пользовательского опыта (UX), вы, вероятно, знакомы с идеями и глобальным влиянием этой школы на образование в области дизайна. И учитывая, что эстетика Баухауса оказывает влияние и по сей день, вполне вероятно, что кресло, на котором вы сидите, было спроектировано одним из учеников выпускника этой школы.

Моя ежедневная работа заставляет меня думать о будущем цифрового дизайна продукта. Я руководил UX-командами в Google более десяти лет, и интересная часть моей работы связана с другими творческими профессиями, которые работают на стыке искусства и технологий. Такие сферы, как архитектура, промышленный дизайн и кино, интересны тем, что тоже развивались с появлением новых технологий, и в свою очередь повлияли на них.

Столетний юбилей Баухауса заставил меня задаться вопросом: чему может научиться UX у этой культовой школы? Мне показалось полезным взглянуть на нее с двух сторон: изучить ее принципы и ценности, и понять, как работал Баухаус – как они сотрудничали, формировали сообщество и связи на всю жизнь. Мои убеждения сформировались на основе опыта работы в Google, но я верю, что UX станет более широкой дисциплиной.

Простота Баухауса, как вдохновение для UX

Наследие Баухауса основано на простоте: дизайнеры должны критически относиться к декоративным элементам и обслуживать пользователей практическими, утилитарными способами. В начале 20-го века это был совсем необычный набор принципов. Массовое производство товаров народного потребления, требующих обтекаемых форм и промышленных материалов, находилось в зачаточном состоянии. Архитектура тоже была декоративной и романтичной.

Чему может научится UX дизайнер у школы Баухаус?

Здание фабрики Fagus было спроектировано Вальтером Гропиусом в 1911 году, до того, как он основал Баухаус в 1919 году. Его стеклянный фасад был революционным, отмечая явный отход от декоративного и исторического стиля, типичного для этого периода.

Аналогично всего пару десятилетий назад UX дизайн использовал реальные метафоры, такие как рабочий стол, мусорные баки и папки. Скевоморфизм, с его 3D-кнопками, матовым алюминием и т.п., был основным языком дизайна пользовательского интерфейса (UI) менее 10 лет назад.

После десяти лет работы в Google, концепция «простого дизайна» кажется мне интуитивно правильной. Простота – наиболее очевидная на нашей полностью белой домашней странице – была одним из основополагающих принципов компании, частично в ответ на подсчет каждого пикселя –подхода, популярного на заре Интернета в 1990-х годах.

Тем не менее, по мере развития технологий и добавления новых возможностей, мы переживали дрейф. Благодаря небольшим, казалось бы, незначительным повседневным решениям мы позволяем нашим интерфейсам становиться тяжелыми и плотными. В 2011 году Ларри Пейдж, основатель Google, инициировал пересмотр всех интерфейсов компании. Цель состояла в том, чтобы объединить язык дизайна нескольких продуктов и, что самое важное, сделать визуальную и функциональную простоту ключевым принципом дизайна. Придерживаться принципа «простого дизайна» звучит просто, но на самом деле это совсем не так. Это требует сильного и смелого руководства и ежедневного стремления команд постоянно ставить под сомнение сложность.

Пересмотр 2011 года был сосредоточен на десктопных интерфейсах, но с тех пор появились меньшие экраны и новые методы ввода, требующие переориентации отрасли на простоту. Это, в свою очередь, задало новый язык UI дизайна: менее плотный, содержащий больше пустого пространства, уделявший больше внимания тому, что важно. Теперь, с переходом на диалоговые и мультимодальные интерфейсы, мы должны снова переосмыслить простоту.

Во многих случаях интерфейс может быть просто вашим «собеседником». Что означает простой дизайн в этом случае? Измеряем ли мы простоту разговора по скорости голосовых команд и ответов? Или следует рассматривать его, как диалог с человеком, поэтому нам не нужно изучать новый словарный запас или синтаксис? Conversation design может сделать продукты намного более инклюзивными, поскольку интерфейс намного ближе к естественному общению, а способность к чтению не является обязательным условием для доступа.  Но разве в этом случае мы создаем скевоморфный диалог? Наши команды и многие специалисты в отрасли ежедневно ищут ответы на эти вопросы. По мере развития технологий развивается и методология дизайна, которая со временем становится частью нашей жизни.

Единое произведение искусства

Баухаус объединил много различных искусств и ремесел: архитектура, живопись, ткачество, плотничество и другие. Вальтер Гропиус, основатель школы Баухаус, твердо верил в создание единого произведения искусства (нем. Gesamtkunstwerk), которое нужно испытать во всей его полноте. Я чувствую, что сейчас мы в состоянии реализовать эту идею в дизайне цифровых продуктов.

По мере того, как мы движемся в этот мультимодальный, многоплановый, мультисенсорный мир, мы все больше и больше можем думать о нашей работе, как о создании единого произведения искусства.

В первые дни UX мы были ограничены черно-зеленой цветовой палитрой и одним измерением: командной строкой. За последние несколько десятилетий нам стало комфортно работать в двух измерениях (GUI) и с полным цветовым спектром. С помощью AR / VR мы теперь переходим в трехмерное пространство и, посредством моушен-дизайна, добавляем измерение времени. Мы можем проектировать не только для глаз, используя звук и conversation design, а также тактильную обратную связь. По мере того, как мы движемся в этот мультимодальный, многоплановый, мультисенсорный мир, мы все больше и больше можем думать о нашей работе, как о создании единого произведения искусства, в том смысле, что мы можем сознательно спроектировать аспекты опыта, которые обращаются ко всем органам чувств.

Этот сдвиг ощутим в вакансиях, которые я сейчас вижу в нашей отрасли. Когда я начинал свою карьеру, меня окружали «Дизайнеры взаимодействий» и «Инженеры юзабилити». Сегодня я встречаю Motion, Conversation, Visual, Sound, AR/VR, Industrial и Service дизайнеров, а также Prototypers, копирайтеров, и этнографов.

Поддержание связи с практикой дизайна

Любой Баухаус-мастер (учитель) имел глубокие практические корни в своем ремесле, поэтому у каждого была частная студия, и предполагалось, что он будет обучать студентов, творя вместе с ними.

Чему может научится UX дизайнер у школы Баухаус?

Знаменитое здание Баухауса, спроектированное Гропиусом, открылось в 1926 году. Оно стало домом школы Баухаус после переезда с места основания в Веймаре. Bundesarchiv, Bild 183–1983–0804–025 / CCBYSA 3.0

Как лидеры UX-команд, мы также несем ответственность за развитие следующего поколения мыслителей и лидеров дизайна. Нам необходимо создать условия для совместной работы и обучения посредством сотрудничества. Это важно, как для молодых специалистов, которые оттачивают свои навыки и интуицию, так и для руководителей команд, которые сталкиваются с необходимостью объяснить, а иногда и корректировать, свои взгляды.

Вдохновляясь примером Баухауса, один из способов ответить на этот вызов – поддерживать связь с повседневной практикой. Это может означать проведение студий и совместная работа с членами команды разных уровней и специальностей, для ознакомления и формирования эмпатии к дисциплинам, в которых мы не являемся мастерами.

В Google дизайн спринты связывают своих участников с повседневной практикой. Несколько удивительно простых компонентов делают их успешными, в том числе: выделение непрерывных отрезков времени (в идеале три дня) вне офиса и объединение людей с различными навыками. Тем самым даже незначительный вклад будет важен, делая акцент на доверии и игривости.

Я считаю, что лучшие идеи приходят от разнообразия мышления и смелых подходов к решению проблем, когда мастера (учителя) и молодые специалисты (студенты) работают на равных, чтобы преодолеть барьеры в общении и сотрудничестве, которые может породить иерархия. Спринты – идеальная возможность для каждого, стать творцом – независимо от титула или стажа, мы все пачкаем руки.

Поиск творческого вдохновения в сотрудничестве

Баухаус собрал мастеров из разных областей. Они учились друг у друга и вдохновляли друг друга. Они стремились улучшить и развить свое мастерство, общаясь с теми, у кого была другая точка зрения и опыт. Естественно, это также привело к творческой напряженности между некоторыми членами Баухауса, но, как показывает наследие Баухауса, это была цена, которую стоит заплатить.

Сегодня слишком часто я вижу UX или «креативные» команды, которые держатся за себя. Иногда то, что может показаться гордостью или снобизмом, может быть вызвано страхом, что нас не поймут разработчики или, что нас будут рассматривать просто, как поставщиков ненужных украшений. Однако чаще всего я обнаруживал, что дизайнеры и разработчики объединены гордостью за свое творение, потому что благодаря нашим продуктам мы оказываем положительное влияние на жизнь людей. Только с этим взаимопониманием и оценкой мы сможем предвидеть, использовать и формировать возможности, которые дают новые технологии.

Мои самые успешные коллеги дизайнеры установили прочные связи с разработчиками. Они хорошо знают языки науки и техники, а также искусства, дизайна и гуманитарных наук.

Важность профессиональных и личных связей

Больше всего в истории школы Баухаус меня заинтересовало то, как ее члены завязали профессиональные партнерские отношения на всю жизнь. Они продолжили сотрудничество между учреждениями, которые стали их новыми домами, поскольку подъем нацистского режима означал преследование или изгнание. В Гарварде, Индийском институте технологии, школе Дизайна Род-Айленда, Блэк-Маунтин колледже и позднее Ульмской школе дизайна, они сохранили дух Баухауса и формировали дизайнерское образование. Им удалось создать такие тесные связи из-за сильной социальной структуры, сформированной десятилетием ранее в относительной изоляции Веймара и Дессау. Баухаус был основой профессиональной и общественной жизни каждого ее члена. Костюмированные вечеринки, празднования дней рождения и летние встречи на берегу озера помогли установить прочные связи.

Глубокие профессиональные и личные связи также имеют уникальное значение в нашей отрасли, что определяется темпами технологического развития. Компании, бизнес-подразделения и команды растут и изменяют свою форму так же быстро, как внедряются новые технологии. Конечно, у нас есть UX-конференции и профессиональные ассоциации, которые объединяют нас, но, глядя на Баухаус, мне интересно, обладают ли эти площадки достаточным духом игривости и экспериментов.

В глобальном UX-сообществе, насчитывающем несколько тысяч человек, мы недавно сформировали специальную команду UX Community & Culture, одна из целей которой – найти место для учебы и игр. Частью миссии этой команды является создание возможностей для формирования глубоких связей и взаимного обучения. С этой целью мы используем наш ежегодный UX Университет, глобальные программы наставничества и выездные встречи, нацеленные на лидерство, разнообразие и вовлеченность.

Разумеется с поправкой на реалии нынешнего дня, потому что, по меркам своего времени, Баухаус был инклюзивным, он имел определенные проблемы с равноправием.

Чему может научится UX дизайнер у школы Баухаус?

Учащиеся ткацкого курса на лестнице Баухауса, примерно в 1927 году. Эта лестница стала известной благодаря картине Оскара Шлеммера 1932 года, размещенной в шапке статьи (а теперь она входит в постоянную экспозицию Нью-Йоркского музея современного искусства).

Социальное благо

Я был поражен их верой в то, что человечество может развиваться с помощью технологий и дизайна.

В этом смысле этос, который исходит из Баухауса, подобен этосу, с которым я столкнулся, когда начинал работать в сфере технологий около двух десятилетий назад. Сильная вера в способность интернета расширять возможности людей, предоставлять доступ к информации, давать платформу для разных точек зрения. Сейчас, постарев на двадцать лет, я более осторожен в своих взглядах. Мы узнали, что новые технологии с их способностью влиять на то, как мы работаем, живем и играем, также могут иметь непредвиденные последствия.

Это почти ежедневная тема разговоров с моими коллегами: каковы долгосрочные последствия наших дизайнерских решений? Как мы можем лучше понять своих пользователей и использовать в дизайн-процессе больше опыта, накопленного в гуманитарных науках?

В Google сильна идея, что ни одна дисциплина, ни один человек не имеют ответов на все вопросы.

Эти разговоры являются естественной частью нашей культуры дизайна: у Google никогда не было веры ни в единого творческого идеолога, ни в единого автора, который бы принимал все дизайнерские решения. У нас всегда была культура расширения прав и возможностей сотрудников, и ограниченное количество решений, спускаемых сверху вниз. Это благодатная почва для открытого и скромного подхода к дизайну цифровых продуктов: мы привносим разные точки зрения из разных областей знаний. В Google сильна идея, что ни одна дисциплина, ни один человек не имеют ответов на все вопросы.

Заключительные мысли, взгляд в будущее

Как профессия, UX все еще находится в зачаточном состоянии, и я чувствую, что иногда наши взгляды могут быть слишком узко сфокусированы на недавнем прошлом или ближайшем будущем. Одержимость текущими техническими возможностями иногда может затмить долгосрочную перспективу. В качестве противоядия я счел полезным оглянуться на столетие назад, чтобы найти вдохновение в первых годах существования школы Баухаус. Я выделил для себя следующие аспекты:

  1. Простота – постоянная необходимость переосмысления, пересмотра и защиты этого основополагающего принципа доступного дизайна
  2. Единое произведение искусства – ответственное использование нашей растущей способности проектировать для всех смыслов на многих поверхностях при создании цифрового продукта
  3. Сохранение связи с практикой – находить способы оставаться вовлеченными в творческий процесс на всех уровнях и функциях, например, с помощью дизайн-спринтов
  4. Творческое сотрудничество – глубокая эмпатия и партнерство не только с пользователями, но и с соавторами, разработчиками, менеджерами, маркетологами.
  5. Личные связи – важность создания пространства для игривых взаимодействий и формирования прочных связей за пределами «профессионального общения»
  6. Социальное благо – не упускать из виду мотивацию создавать продукты, приносящие пользу людям, которые их используют, и обществу в целом.

Какие еще уроки Баухаус может дать молодой сфере пользовательского опыта? Поделитесь своими мыслями в LinkedIn или Twitter.

Оригинал: Jens Riegelsberger

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Похожие записи

Как упростить свой дизайн, большое руководство

Свыше 20 понятных иллюстрированных примеров Компании постоянно стремятся создавать простые и полезные…

Модальность – одна из концепций UX, которую большинство дизайнеров не до конца понимают

В этой статье мы собираемся изучить общий стандарт модальности в пользовательских интерфейсах.

5 способов сделать кнопку призыва к действию интуитивно понятной

Нажать или не нажать – это вопрос, который приходит в голову пользователю,…